Сбежавший в США знаток фашизма Илларионов готовит санкции против России

Общество

Сбежавший в США знаток фашизма Илларионов готовит санкции против России

Среди российских чиновников высшего звена в конце 1990-х годов оказались откровенные предатели, служащие правительствам и спецслужбам западных государств. Не сумев до конца раздать наиболее ценные отрасли промышленности в частные руки и окончательно развалить экономику, такие «горе-чиновники» в итоге нашли себе пристанище подальше от России.

ФАН рассказывает о судьбе сбежавшего в США бывшего советника президента по экономической политике Андрея Илларионова, и по сей день продолжающего вести из Вашингтона свою подрывную деятельность.

Зов Третьего рейха

В семье заслуженного учителя РСФСР Николая Андреевича Пленкина в сентябре 1961 года родился сын Андрей. Фамилию мальчик унаследовал от своей матери Юлии Георгиевны, работавшей, как и муж, преподавателем.

Андрюша учился в средней школе №324 Сестрорецка. По его собственным словам, он был отличником — а золотую медаль ему не дали из-за оценки за поведение. Трудовую деятельность начал почтальоном на летних каникулах после 8-го класса. Позже работал методистом в сестрорецком парке культуры и отдыха. По воспоминаниям Илларионова, интерес к экономике возник у него после прочтения в школьные годы случайно попавшего в руки сталинского учебника политической экономии.

«В городке, где я рос, сносили старые деревянные дома, — вспоминал Илларионов много лет спустя. — И мальчишки, естественно, направлялись на приключения в эти развалины. В одной старой усадьбе я нашел вузовский учебник. Это был первый советский учебник по политэкономии, «сталинский», госполитиздатовский, издания 1952 года. Вряд ли кого-нибудь из моих сверстников такая книжка могла заинтересовать. Но меня заинтересовала, и я почти всю ее прочитал еще в 10-м классе».

Тогда же Илларионов написал для конкурса работ по обществознанию исследование «Пять источников и пять составных частей фашизма». В своей работе школьник ставил перед читателями вопрос: почему германский фашизм оказался столь популярным у немцев? Получив работу и ознакомившись с ее содержанием, учительница обществознания отправила работу способного ученика в район. Но не в райотдел народного образования (РОНО), а в райотдел Комитета государственной безопасности, что привело к расследованию по линии райкома КПСС и вызову на разговор к завучу школы. Впрочем, никаких практических последствий ни для Андрея, ни для его родителей эта история не имела.

Помимо фашизма, школьника также очень интересовали «вражьи голоса»: в середине 1970-х он часами слушал «Би-би-си», «Голос Америки» и «Радио Свобода».

После школы Андрей без труда поступил на экономический факультет Ленинградского государственного университета, где продолжил изучать так интересовавший его фашизм. Даже тему дипломной работы будущий экономист выбрал соответствующую: «Военно-государственный монополистический капитализм фашистской Германии».

После окончания университета в 1983 году Иларионов стал ассистентом кафедры международных экономических отношений ЛГУ, а на следующий год продолжил обучение в аспирантуре. В 1987 году он успешно защитил кандидатскую диссертацию «Сущность государственно-монополистического капитализма и его периодизация», после чего стал преподавателем той же кафедры.

Сбежавший в США знаток фашизма Илларионов готовит санкции против России

Змеиные дети

В ЛГУ Илларионов познакомился с Алексеем Кудриным, вместе с которым состоял в кружке молодых реформаторов под руководством экономистов Анатолия Чубайса и Сергея Васильева. По имени пансионата, где они собирались, их семинар получил название «Змеиная Горка».

В то же время Илларионов стал членом клуба «Синтез» при Ленинградском дворце молодежи, в который входили молодые ленинградские экономисты и обществоведы. Среди них были Дмитрий Васильев, Михаил Дмитриев, Борис Львин, Михаил Маневич, Андрей Ланьков, Андрей Прокофьев, Дмитрий Травин и другие. Участники этих кружков впоследствии стали «демиургами» новой экономики России.

К моменту развала Советского Союза Илларионов перебрался в Санкт-Петербургский университет экономики и финансов, где стал заведовать сектором лаборатории региональных экономических проблем, возглавляемой Сергеем Васильевым.

В те годы вчерашние теоретики «Змеиной Горки» были призваны реализовывать свои идеи на практике. Васильев получил предложения сформировать при правительстве рабочий центр экономических реформ (РЦЭР), который должен был обеспечить «гайдаровские преобразования» экспертным анализом. Сергей Александрович сам возглавил центр, а своим первым заместителем сделал Илларионова, который вскоре стал руководителем группы анализа и планирования при председателе Совета министров.

Прежде чем приступить к участию в разработке экономической программы, Илларионов съездил «на смотрины» за рубеж: осенью 1991 года он прошел стажировку в британском Бирмингеме по гранту от Британского совета.

Нужно сказать, что РЦЭР был странной организацией. В свое время он был создан по инициативе Егора Гайдара как «межведомственное агентство» по экономической реформе, обслуживающее экономический блок кабинета министров. Получая бесперебойное государственное финансирование, центр долгие годы служил удобным и выгодным местом работы для людей из круга общения реформаторов. Благо ответственности за последствия применения рекомендаций, которые им вырабатывались, центр не нес ровным счетом никакой. Так же, впрочем, как и сами реформаторы.

В этом центре Илларионов провел ровно год — до апреля 1993-го. И все это время он без устали критиковал правительство, в том числе возглавляемое своим старым знакомым Гайдаром. Но вовсе не за 25-кратный скачок цен, экономический хаос, превращение в пыль многолетних сбережений граждан, фактическую ликвидацию системы базовых социальных гарантий или все то, что было названо «шоком без терапии». По мнению Илларионова, выбор, сделанный Гайдаром весной 1992 года, оказался в пользу… социализма. Потому что, как считал Андрей Николаевич, «сохранилась важнейшая черта социалистической экономической политики — масштабное перераспределение государством экономических ресурсов».

Сотрудники Рабочего центра экономических реформ вспоминали Илларионова как человека несистемного, не способного к командной работе. Он с головой ушел в написание докладных записок, чья идеология была абсолютно «перпендикулярной» курсу кабинета министров Гайдара — Чубайса, которых он постоянно критиковал за «социалистичность» проводимой ими политики.

Еще экономист запомнился удивительно мелочной жадностью: в бухгалтерию РЦЭР он исправно предъявлял к оплате счета за дорогую гостиницу в центре Москвы, куда он с женой включал стоимость услуг прачечной и чуть ли не ужинов в ресторане. Однако такая неприглядная черта характера сочеталась в нем с амбициозностью и готовностью открыто выражать свое мнение по самому широкому спектру общественных вопросов.

Сбежавший в США знаток фашизма Илларионов готовит санкции против России

Виктор Степанович раздражается

Яростный критик Гайдара обратил на себя внимание матерого бюрократа Виктора Черномырдина, занимавшего тогда должность заместителя председателя правительства по топливно-энергетическому комплексу. В пику всем остальным реформаторам, оставшимся на правительственной службе, он приблизил к себе Илларионова, считавшегося представителем либерализма «чикагской школы». В рамках этой теории заявлялось, что рынок сам все расставит по местам, государство играет лишь роль «ночного сторожа» и ничего никому не должно, чем его меньше в экономике — тем лучше, выживает сильнейший, а слабейший, если не выжил, виноват сам — не смог приспособиться.

После того как в декабре 1992 года Черномырдин сменил Гайдара, критический тон Илларионова только усилился. Он стал заявлять, что правительство «повернулось, по сути дела, к полномасштабной бюрократической реставрации, к откровенному массированному лоббизму». Закончилось это нетрадиционным образом: сурового критика правительства… в него же и пригласили — применить себя в ином качестве. Сразу после известного референдума 26 апреля 1993 года о доверии президенту Борису Ельцину и Верховному Совету РСФСР Илларионов был назначен руководителем группы анализа и планирования председателя правительства России, став при этом официальным советником Черномырдина.

На этом посту экономист фактически был вынужден вернуться к преподавательской работе: он учил Виктора Степановича «азам капитализма» — и вскоре Черномырдин сам заговорил как убежденный либерал. Впрочем, это не мешало ему и дальше реализовывать коррупционные схемы типа взаимозачетов и беспроцентных кредитов для избранных.

Читать так же:  Песков: Система здравоохранения готова к возврату пандемии COVID-19

Но и тут Илларионов не изменил себе: отношения со своим начальником быстро испортились. Совместно с тогдашним министром финансов Борисом Федоровым он подверг жесткой критике затеянный Черномырдиным и председателем Центробанка Виктором Геращенко обмен денежных купюр в июле 1993 года. В результате «тяжелого разговора с премьером», как вспоминал сам Илларионов, он попал более чем на месяц в больницу, а потом «долечивался в санатории, хотя и не очень успешно».

В конце того года уже опальному экономисту еще трижды удалось добиться аудиенции Черномырдина. Во время тех встреч он настаивал на отставке Геращенко, которого обвинял в высокой инфляции. Закончилось тем, что 7 февраля 1994 года Илларионов сам подал в отставку, обвинив премьер-министра в «экономическом перевороте».

В ответ советник получил аппаратный урок: его уволили за «однократное грубое нарушение трудовой дисциплины», поскольку он три дня прогулял, не получив санкции премьера, — читал лекции в Великобритании. Следует отметить, что тогдашнего премьера действительно раздражали слишком частые поездки Андрея Николаевича за рубеж.

Сбежавший в США знаток фашизма Илларионов готовит санкции против России

Подайте миллион бедному экономисту

Безработного экономиста приютил Международный центр социально-экономических исследований «Леонтьевский клуб», основанный по инициативе тогдашнего мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака и лауреата Нобелевской премии по экономике Василия Леонтьева. Протекцию Илларионову составил все тот же Сергей Васильев. Отставной экономист стал часто появляться на страницах печатной прессы в качестве эксперта от клуба.

Но чего-то ему явно не хватало, и в июле 1994 года Илларионов при финансовой поддержке со стороны гарвардского профессора и консультанта по проведению российских экономических реформ Джеффри Сакса основал собственную организацию — Институт экономического анализа (ИЭА), — которую сам же и возглавил. На создание ИЭА американский фонд Форда выделил экономисту грант в размере 1 млн долларов, который, впрочем, после конфликта с Саксом пришлось вернуть.

Сохранив за счет старых связей доступ к секретной информации, Илларионов регулярно выступал в печати с различными исследованиями и без особого труда получил известность как аналитик и прогнозист. Предсказывал он, нужно отметить, в основном исключительно негативные события и потому обрел репутацию «экономической Кассандры».

В те годы он запомнился своими призывами к полному выводу войск с территории Чечни и признанию ее независимости. В начале 1995 года вместе с экономистом Борисом Львиным Илларионов опубликовал статью «Россия должна признать независимость Чечни», в которой обосновывал необходимость немедленного прекращения военных действий. Выступления Илларионова по экономической тематике были столь же радикальными: он постоянно требовал проведения еще более жесткого курса, еще большего снижения государственных расходов, немедленной ликвидации дефицита госбюджета, отмены «валютного коридора», а также прекращения внешних заимствований России у Международного валютного фонда.

Вообще, МВФ заслужил от Илларионова ярлык «проводника социализма в России», поскольку требовал, в частности, регулирования цен и тарифов естественных монополий. Видимо, единственным либералом в стране, по мнению Андрея Николаевича, являлся он сам — все остальные сплошь «социалисты». Ну а последствия для России просты: по словам Илларионова, «социализм превратил одну из великих и богатейших стран планеты в бедную озлобленную попрошайку, живущую на подаяние международного сообщества и шантажирующую его своим ядерным оружием»…

Илларионов получил новую возможность оказаться в коридорах Белого дома, когда его включили в состав комиссии правительства России по экономической реформе. Но не успев осмотреться на новом месте, Андрей Николаевич вновь принялся критиковать действия Центробанка, призывая не дожидаться обвала рубля и провести его контролируемую девальвацию. Менее чем через месяц произошел августовский дефолт 1998 года.

Андрей Николаевич позже утверждал, что Сбербанк и Внешторгбанк непосредственно перед дефолтом якобы сбросили крупные пакеты ГКО. После этих событий Илларионов стал выступать за отставку Сергея Кириенко с поста главы правительства, фактически став в этом вопросе союзником Бориса Березовского. В то время Илларионова действительно нередко можно было увидеть на телеканалах ОРТ и НТВ, которые принадлежали олигарху.

Осенью в преддверии выборов в Законодательное собрание Санкт-Петербурга был организован блок «Северная столица». Его неформальными лидерами стали Анатолий Чубайс и Алексей Кудрин, формальными — Галина Старовойтова и Юлий Рыбаков, а идеологами считались Андрей Илларионов и Сергей Васильев. Однако через некоторое время возникли большие проблемы по взаимоотношениям «Северной столицы» и блока «Согласие» на основе питерского отделения «Демвыбора России»: проще говоря, речь шла о направлении финансовых потоков, выделяемых на выборы. «Столица» ту схватку проиграла, а после убийства Старовойтовой все заглохло окончательно.

Заметим лишь, что в качестве одной из версий убийства Галины Васильевны до сих пор рассматривается предположение о том, что она намеревалась разобраться в масштабном несоответствии выделенных «Согласию» средств и реальных расходов этого блока, который впоследствии провел в депутаты лишь одного кандидата. Речь шла о таких суммах, что небольшой их части хватило бы на избавление от всех задававших нежелательные вопросы.

Сбежавший в США знаток фашизма Илларионов готовит санкции против России

Должность новая, советы старые

В 1999 году премьер-министром РФ стал Владимир Путин. Вскоре он оказался исполняющим обязанности президента страны. В то время Владимир Владимирович активно подбирал для себя команду, в том числе кадры для экономического блока. Первым кандидатом оказался Кудрин, с которым Путин работал в Санкт-Петербурге. Кудрин предложил присмотреться к ряду знакомых ему экспертов, в том числе к Илларионову. У экономиста даже состоялось несколько встреч с будущим президентом, но все, что ему смогли предложить в новом правительстве, — это вновь должность советника президента по экономической политике.

Илларионов в первую очередь был интересен как человек, имеющий определенные контакты в международных финансовых кругах. Поэтому в скором времени он был также назначен представителем президента по делам ведущих индустриально развитых государств и связям с представителями лидеров стран, входящих в «Группу семи», и кроме того — председателем Межведомственной комиссии по участию РФ в «Большой восьмерке».

В апреле 2000 года, когда Владимир Путин (уже избранный президентом, но еще не вступивший в должность) назначил Илларионова своим советником, многие расценили это назначение как доказательство, что президент продолжит либеральный путь в экономике. Новый советник заслуженно имел репутацию радикального либерала: на его фоне даже Чубайс с Гайдаром смотрелись социал-демократами. Еще раз упомянем, что, по мнению Илларионова, в России при Гайдаре не было никакой «шоковой терапии», поскольку «денежная политика правительства была недостаточно жесткой».

Со временем президентский советник по экономике все больше обрастал полезными должностями. Вначале он был включен в рабочую группу по либерализации рынка акций «Газпрома», а затем был назначен представителем президента в Национальном банковском совете — совместно с тогдашним первым заместителем руководителя Администрации президента Дмитрием Медведевым и начальником экономического управления президента Антоном Даниловым-Данильяном.

Все эти должности, на первый взгляд, не представляли серьезный характер, однако имели два неоспоримых преимущества. Во-первых, Илларионов имел доступ в правительственные кабинеты и мог решать вопросы на самом высоком уровне. Во-вторых, советник обладал инсайдерской информацией и мог ей спекулировать.

Деятельность Андрея Николаевича по-прежнему была построена на критике банковской и финансовой системы страны. Зачастую от комментариев «представителя президента» зависели акции крупных компаний. Ходили упорные слухи, что близкие к Илларионову бизнесмены успевали «скинуть» или же, наоборот, приобрести ценные бумаги. Причем эти сверхприбыльные операции происходили всего за несколько дней, а иногда и часов до очередного комментария их высокопоставленного приятеля в адрес той или иной компании.

Читать так же:  Рабочие на вредных производствах не будут платить НДФЛ с компенсаций

От экспертного мнения Илларионова натерпелся тогдашний глава РАО ЕЭС Чубайс. Андрей Николаевич стал регулярно критиковать его, а также тогдашних министра финансов Кудрина и министра экономического развития Германа Грефа за их планы реструктуризации энергетической корпорации. Кроме того, советник президента обвинил Чубайса в нецелесообразности строительства Бурейской ГЭС, назвав данный проект «аферой года». По словам Илларионова, РАО ЕЭС якобы отстаивало только свои корпоративные интересы, а в качестве положительного примера приводил «Газпром», выступающую тогда за либерализацию цен на газ для промышленности. Правда, экономист забывал отметить, что и газовая монополия тоже руководствуется своими интересами.

Нужно ли говорить, что такого рода препирательства в правительстве никак не способствовали росту акций РАО ЕЭС? А тут Илларионов заявил еще и о том, что России вредны иностранные инвестиции, так как они якобы приводят к излишнему укреплению рубля. После этого заявления упали акции не только электросетевой компании, но и ряда других крупных игроков нефтегазового рынка, в том числе «Славнефти». Наблюдавшие картину эксперты отмечали, что активы этих компаний стали скупаться в интересах ряда структур, из-за чего вновь поползли слухи о неких непубличных договоренностях.

Какое-то время президент Путин терпел своего советника, поскольку Илларионов поддерживал его позицию по полному погашению долгов Парижскому клубу кредиторов. Экономист даже вступил в заочную полемику с тогдашним премьером Михаилом Касьяновым, который предлагал отсрочить или реструктурировать платежи по долгам.

Однако мнение советника все чаще расходилось с позицией самого Путина. В частности, Илларионов высказывал большие сомнения в возможности удвоения ВВП, хотя это было одним из основных обещаний главы государства избирателям. Да и те советы, которые эксперт регулярно выдавал, были предсказуемы и в основном сводились к идее сокращения государственных расходов, причем в первую очередь — социальных. Рецепт Илларионов знал только один — жесткое сокращение трат на социалку по отношению к ВВП.

«Россия — слаборазвитая страна со структурой расходов высокоразвитых скандинавских стран, — заявлял экономист. — Обеспечить экономический рост при таких социальных расходах невозможно».

В начале 2005 года Илларионов лишился поста председателя межведомственной комиссии по участию России в «Большой восьмерке». Тогда же он выступил против подписания Киотского протокола — несмотря на то, что президент готовился поставить свою подпись в документе. Илларионов пытался инициировать включение этого вопроса в повестку дня Всемирного экономического форума, однако ему было отказано в возможности выступления, после чего он и вовсе отказался от участия в мероприятии. Кроме того, он критиковал власть за желание взять под контроль топливно-энергетический комплекс в условиях роста цен на нефть.

Сбежавший в США знаток фашизма Илларионов готовит санкции против России

Лучший друг Ходорковский

Вопрос участия государства в нефтяном бизнесе был особенно чувствительным в те годы из-за так называемого «дела ЮКОСА». К слову, по этому делу Илларионов тоже имел отличную от представителей власти точку зрения, называя его «политическим». Андрей Николаевич утверждал, что оно повлечет за собой негативные последствия долгосрочного характера. Кампанию против ЮКОСа он даже называл «избиением лучшей национальной нефтяной компании». А после ареста топ-менеджера этой корпорации Платона Лебедева советник президента заявил, что пересмотр итогов приватизации в России может привести к новой гражданской войне. В конце 2004 года Илларионов уже открыто призывал власти «оставить нефтяную компанию в покое».

Постепенно конфликт интересов становился все более очевидным, пока не оказался непреодолимым. В конце октября 2005 года к Илларионову с открытым письмом обратился совладелец ЮКОСа Леонид Невзлин с призывом прекратить национализацию частных компаний. В тот же день советник президента выступил на круглом столе, на котором фактически выразил мнение Невзлина по поводу огосударствления частного сектора экономики.

Наконец, через месяц Илларионов подал в отставку. Свое решение он мотивировал тем, что изначально начинал работать в одном государстве, но со временем якобы произошла смена политического режима. Как только экономист оставил пост советника, он приобрел элитную недвижимость в центре Вашингтона, куда и перебрался.

В США Илларионов быстро получил должность старшего научного сотрудника Центра по глобальной свободе и процветанию Института Катона (Cato Institute), главный офис которого располагался в американской столице. Нужно отметить, что находясь на государственной службе, Илларионов был частым гостем западных стран, а теперь и вовсе не видел смысла оставаться в России. К тому же его супруга Элизабет Салливан, с которой он сошелся еще в 1990-х, являлась гражданкой США и по слухам даже приходилась дочерью замдиректора ФБР.

Впрочем, общая аналитика беглого экономиста в отрыве от России не сильно интересовала его американских коллег, поэтому он по-прежнему занимался проблемами именно российской экономики. Естественно, главной его задачей было продолжать критиковать те процессы, которые проходили в нечуждой ему стране.

Весной 2006 года в одном из российских изданий вышла статья под авторством Илларионова, приуроченная к саммиту «Большой восьмерки» в Санкт-Петербурге. Он обвинил российские власти в уничтожении законности, нарушении прав человека и удушении свободы слова, а также других признаков демократии. В том же году он пытался осложнить жизнь Роснефти, заявляя, что IPO компании нанесет ущерб интересам государства и граждан.

У Илларионова в России осталось много недоброжелателей даже в кругу либеральных экономистов. В 2008 году в научном вестнике Института экономики переходного периода им. Гайдара вышла статья «Статистическая ошибка маститого экономиста», посвященная разбору отдельных положений ряда работ Илларионова, в которых критиковалась экономическая политика 1990-х годов. По мнению авторов статьи, Илларионов допустил ряд ошибок и искажений в своих расчетах и выводах, используя несопоставимые статистические данные о динамике доли государственных расходов в ВВП России.

Во время саммита «Большой восьмерки» в Санкт-Петербурге он принял участие в конференции «Другая Россия», которая носила статус «антисаммита». Среди участников конференции был и недавний оппонент экономиста Касьянов, а также лидер Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров. После мероприятия его участники подписали обращение к лидерам G8, в котором негативно отзывались о текущем положении дел в России. Кроме того, главные участники «Другой России» инициировали проведение первого заседания «Национальной Ассамблеи», которая, по их сценарию, должна была заменить российский парламент.

Илларионов принимал активное участие и в так называемых «Маршах несогласных» в Москве и Питере, организованных объединением «Другая Россия». А перед президентскими выборами в марте 2008 года он выступил в СМИ с «февральскими тезисами», в которых предложил создать «Гражданское движение» или «Гражданскую коалицию». Когда же выборы состоялись, он заявил о нелегитимности нового российского правительства и даже попытался создать некую «Либеральную хартию». Позже он собирался преобразовать ее в новую партию либерального толка, но эта попытка ожидаемо провалилась.

Тогда бывший президентский советник вновь переключился на экономику и стал жестко критиковать прогнозы об опасности начала экономического кризиса в России. Илларионов авторитетно убеждал, что эти тезисы не подтверждаются и что экономический кризис в 2008 году России не грозит. Тем не менее, глобальный кризис все-таки ударил и по нашей стране, в связи с чем прогнозисту пришлось публично оправдываться.

«Я бы сказал, что никакого глобального кризиса-то нет, — пытался сохранить лицо Илларионов. — Это большое преувеличение, распространяемое российской официальной пропагандой, а особенно с рассказом про американский кризис».

Сбежавший в США знаток фашизма Илларионов готовит санкции против России

Конгресс США внимательно слушает…

В целом Илларионов органично вписался в протестные процессы и в декабре 2008 года вместе с Борисом Немцовым, Гарри Каспаровым, Ильей Яшиным, Владимиром Буковским, Максимом Резником и другими оппозиционерами встал у основания движения «Солидарность».

Читать так же:  Проценко: Заболеваемость COVID-19 в Москве растет из-за объятий и рукопожатий

С другими же либеральными экономистами Илларионов продолжал конфликтовать. Так, вскоре он вступил в конфронтацию с бывшими руководителями Центробанка Сергеем Алексашенко и Сергеем Дубининым, заявив об их участии в валютных операциях на Чикагской бирже. Алексашенко и Дубинин подали иск о защите чести и достоинства и выиграли его.

Политика президента РФ Дмитрия Медведева также вызывала острую неприязнь экономиста. Когда Медведев сумел договориться с новоявленным главой США Бараком Обамой о «перезагрузке» отношений двух стран, Илларионов организовал в Конгрессе США свое выступление, где сравнил решение президентов нормализовать отношения с… Мюнхенским соглашением 1938 года.

Весной 2010 года Илларионов подписал обращение российской оппозиции «Путин должен уйти» — и тогда же вместе с Константином Боровым, Валерией Новодворской и Владимиром Буковским поехал в Грузию, где встретился с президентом Михаилом Саакашвили и выразил ему свою поддержку в «борьбе с агрессией России».

В самом конце следующего года, когда в стране прошли оппозиционные акции, экономист решил выступить в роли идеолога, представив очередные «тезисы», на этот раз декабрьские. В них он в очередной раз назвал режим «нелегитимным» и снова попытался сформулировать принципы организации и задачи оппозиции. Впрочем, их реальные задачи скоро стали очевидны: в 2012 году Илларионов принял участие в мероприятиях Института современной России (признан нежелательной организацией), позиционирующего Михаила Ходорковского как «будущего президента страны».

Илларионов и сам не оставлял политических амбиций: он принял участие в неформальных выборах и был избран в «Координационный совет оппозиции». Но спустя несколько месяцев, когда в рядах оппозиционеров произошел ожидаемый раскол, он обвинил ответственного секретаря организации Марата Давлетбаева в сговоре с блогером Алексеем Навальным.

«Активное участие М. Давлетбаева в аферах, жульничестве и мошенничестве в пользу А. Навального свидетельствует о профессиональной непригодности М. Давлетбаева в качестве ОС, — заявил Илларионов. — М. Давлетбаев в качестве ОС не может пользоваться доверием членов КС и избирателей КС».

Одним из немногих, с кем Илларионов действительно старался сохранить отношения, был Михаил Ходорковский, чьи интересы он последовательно отстаивал. В то время в Гааге продолжалось многолетнее разбирательство по «делу ЮКОСа». По требованию бывших акционеров из Hulley, Yukos и Veteran, в суд были вызваны восемь свидетелей для дачи показаний, среди которых был и Илларионов. В своих показаниях он тогда назвал ЮКОС «одним из самых опасных врагов для тех, кто не желал видеть Россию свободной страной».

Также свидетель заявил, что в составе российской Генпрокуратуры якобы работал специальный отдел, занимавшийся «фабрикацией» улик против Ходорковского и ЮКОСа. Илларионов ссылался на свой источник — «очень высокопоставленного чиновника в российской администрации того времени», но отказался раскрыть его суду. Спустя два года Арбитражный суд в Гааге на основе свидетельских показаний Илларионова постановил, что Россия должна выплатить истцам компенсацию в размере… 50 миллиардов долларов (!). Вряд ли когда-то станет известно, какая часть из этих миллиардов была обещана главному свидетелю…

Однако российская сторона защиты во главе с голландским профессором права Альбертом Яном ван ден Бергом сумела найти свидетельства незаконных действий и злоупотреблений экс-акционеров в 1990-х годах, когда был приватизирован ЮКОС, а также факт подкупа самого Илларионова. Бывший вице-президент ЮКОСа по правовым вопросам Дэвид Годфри признался в американском суде, что «какая-то часть организации [связанной с Yukos Group] сделала вклад в проект Института Катона, в который он [Илларионов] был вовлечен».

Годфри уточнил, что не стал бы называть это платой за оказанные ЮКОСу услуги. Но на дополнительный вопрос, зачем структуры, связанные с этой нефтяной компанией, пожертвовали деньги по просьбе Илларионова, Годфри ответил:

«Он предоставил какие-то экспертные показания, если мне не изменяет память».

Сбежавший в США знаток фашизма Илларионов готовит санкции против России

Награда «патриоту»

В 2013 году Саакашвили наградил своего друга Илларионова Орденом победы имени Святого Георгия, назвав его «большим патриотом России». Награда «патриоту» полагалась за «огромный вклад» в изучение основ российско-грузинского конфликта 2008 года.

Воссоединение Крыма с Россией также сильно огорчило беглого экономиста. Еще до крымского референдума он утверждал, что в Кремле рассматривают возможность «аннексии Крыма, Луганской и Сумской областей». А в марте 2014 года в интервью шведской газете Svenska Dagbladet вашингтонский эксперт заявил о «планах Путина по аннексии Белоруссии, стран Балтии и Финляндии».

События на Юго-Востоке Украины Илларионов называл попыткой Кремля «разжечь гражданскую войну в этой стране». Цель операции, по его словам, состояла в установлении контроля над Киевом. Не удивительно, что в то время экономист был очень востребован в украинских СМИ, но затем и там стали настороженно относиться к его фантастическим рассказам.

В августе 2017 года президент США Дональд Трамп подписал закон о «противодействии противникам США посредством санкций» (CAATSA). В статье 241 этого акта содержится поручение министру финансов в сотрудничестве с директором Национальной разведки и государственным секретарем представить Конгрессу подробный доклад (часть которого может быть секретной), который должен включать в себя «идентификацию наиболее важных высокопоставленных политических деятелей и олигархов в РФ, определяемых их близостью к российскому режиму и их чистым капиталом».

Госдеп США вместе с Национальной разведкой привлекли к работе над этим докладом шведского экономиста, старшего научного сотрудника Центра Евразии Атлантического совета Андерса Ослунда из команды Сакса, приглашенного сотрудника Института Хадсона и старшего советника фонда «Свободная Россия» Андрея Пионтковского, а также Андрея Илларионова. От Госдепа координировал работу специалист по политике санкций Дэниел Фрид.

Илларионов с энтузиазмом взялся за поставленную новым руководством задачу — и уже к ноябрю были готовы критерии для так называемого «Кремлевского доклада». Так бывший советник российского президента теперь фактически стал главным советником Белого дома по антироссийским санкциям.

Вот как Илларионов обосновывал определяющие принципы включения российских физических и юридических лиц в санкционные списки США:

«Такие действия включают, в частности, вмешательство России в президентские выборы в США в 2016 году; ее военные агрессии против Грузии и Украины, в том числе аннексию Крыма; ответственность за бомбардировки гражданских объектов и лиц в Чечне и Сирии; убийства Юрия Щекочихина, Анны Политковской, Александра Литвиненко, Сергея Магнитского, Бориса Немцова, других оппозиционных политиков, гражданских активистов, журналистов, адвокатов».

А в конце 2019 года Илларионову неожиданно пригодилось его юношеское увлечение фашизмом. Выступая на расширенной коллегии Минобороны РФ, Владимир Путин назвал польского посла Юзефа Липского, обещавшего в 1938 году поставить памятник Гитлеру, если тот вышлет евреев из Европы в Африку, «антисемитской сволочью». Окончательно продавшийся экс-советник российского президента тут же выступил в защиту польского нациста, заявив, что план депортации евреев в Африку был ни чем иным, как планом… спасения их от ужасов войны и Холокоста.

Когда-то влиятельный советник президента Андрей Илларионов добровольно стал инструментом фашиствующей русофобии, который при необходимости достают и пускают в дело его нынешние хозяева. В отрыве от щедрой государственной кормушки экономист так и не смог занять какого-либо места в бизнесе, чтобы продемонстрировать свои знания. Это не удивительно — все, на что в итоге он оказался способен, сводится к бессодержательной критике российской власти по абсолютно любому вопросу.

Вот почему Илларионов так органично вписался в либерально-оппозиционные структуры, открыто ангажированные Западом и делающие все для подрыва российской государственности.

Сбежавший в США знаток фашизма Илларионов готовит санкции против России

Источник: https://riafan.ru/1326081-sbezhavshii-v-ssha-znatok-fashizma-illarionov-gotovit-sankcii-protiv-rossii

Оцените статью
Новости науки и медицины на Sci-Med
Добавить комментарий