Кем на самом деле был освободитель Москвы князь Дмитрий Пожарский

Медицина


Так иногда бывает: в критический момент Бог призывает к служению человека неизвестного, не отличавшегося до этого особенными доблестями. Так, например, было с ветхозаветным царём Давидом, который до битвы в долине Эла был простым пастухом, пусть и из знатного рода.

Подобно ему, князь Дмитрий Пожарский тоже был известных кровей — он происходил из князей Стародубских, которые вели свой род от Рюриковичей и были потомками князя Всеволода Большое Гнездо. При опричнине Стародубские впали в немилость, лишились земель и «захудали». Князь Хворостинин говорил, что ни отец, ни прадед Дмитрия Пожарского не поднимались «в разрядах» выше «городовых приказчиков», что считалось унизительным для Рюриковичей. Проще говоря, Пожарские были знатны и славны, но карьеру делать не умели.

Содержание
  1. Комментариев: 0

Он был образован и небогат

Дата рождения Дмитрия Пожарского точно неизвестна — это 1577 или 1578 год. По древней русской традиции князь имел два имени — в крещении был наречён Косьмой, а в свете имел княжеское имя Дмитрий. О его детстве и юности ничего не известно. Его имя в документах упоминалось только в 1588 году, когда после смерти отца к десятилетнему отроку отошли родовые земли. Воспитанием и образованием сына занималась мать — Ефросиния Беклемишева (Пожарская). Это была умная и образованная женщина, после смерти мужа она уехала в Москву и увезла туда детей. При дворе Бориса Годунова она стала боярыней при дочери царя Ксении, а со временем стала и верховной боярыней при царице Марии. Можно только догадываться, сколько такта, хитрости и ума нужно было, чтобы добиться этого места, соответствующего чину статс-дамы.

Именно благодаря матери Дмитрий вырос образованным человеком, это выгодно отличало его от других отроков. В 15 лет он поступил на службу при дворе сына Ивана Грозного Фёдора в звании стряпчего, причём занимал в списке последнее место. Стряпчие прислуживали царю за столом, служили телохранителями и оруженосцами. При Годунове Пожарский стал стольником, в Смутное время его стали называть воеводой, а после он дослужился до «министра» — стал главой пяти приказов, среди которых были Разбойный, Судный и Ямской. Но главное, что он сделал, — стал одним из вдохновителей и участником освобождения страны. Но всё ли мы знаем о нём?

Имел европейскую геральдику и писал мёртвым

Современные исследователи часто обращают внимание на странное поведение князя во время освобождения Москвы. Он де вёл тайную игру с европейскими монархами, переписывался с императором Римской империи Рудольфом II, но главное — скреплял свои письма странной печатью, геральдика которой уходила корнями в мистику рыцарских орденов Европы. Отсюда часто делают вывод, что образованный князь Пожарский был мистиком, увлекался алхимией, на досуге пытаясь извлечь золото из разных элементов. Самые смелые даже делают предположение, что Пожарский был рыцарем одного из европейских рыцарских орденов, возможно, Мальтийского, и стал «высшим посвящённым алхимиком». И это в те времена, когда за одно подозрение в чародействе человека могли отправить на пытки.

"Больной князь Дмитрий Пожарский принимает московских послов", 1882. Фото © wikipedia.org

«Больной князь Дмитрий Пожарский принимает московских послов», 1882. Фото © wikipedia.org

Перстень-печать у князя действительно был, и его геральдика была необычной для Русского царства. На ней было изображено два геральдических льва, которые держали замысловатый щит. На щите был нарисован ворон, клюющий череп, а под щитом извивался поверженный дракон. Расшифровать изображение нетрудно: ворон с черепом в алхимической традиции означал начальную стадию алхимического «умного деланья», когда учёный обжигал в реторте «первичные элементы», чтобы подготовить их. Печать Пожарского иллюстрировала рецепт алхимика XIII века Луллия: «Возьми меркурий философов (свинец) и обожги, пока он не превратится в зелёного льва (окись свинца).

Продолжай делать это до тех пор, пока он не станет красным львом (суриком). Нагрей льва на песчаной бане, смешав с виноградным уксусом, и выпаривай: вещество станет камедью и будет резаться ножом. Камедь следует перегнать: в результате получится безвкусная жидкость, спирт и капли красного цвета; перегонный куб покроется налётом, а внутри останется истинный дракон, съевший свой хвост (порошок с углистым веществом). Разотри его на камне, прикоснись раскалённым углём, в результате воспламенения получится зелёный лев. Заставь его съесть свой хвост и снова перегони — у тебя получится «жгучая вода» и человеческая кровь — это и есть эликсир», то есть уксусно-свинцовая соль, необходимая для извлечения золота из растворов.

Ещё интереснее письмо, заверенное печатью: оно было написано летом 1612 года в Ярославле, где собиралось ополчение, и адресовалось мертвецу — императору Священной Римской империи Рудольфу II, который умер в январе 1612 года. Не знать об этом Пожарский не мог. Тем не менее письмо было написано, заверено и отправлено. В нём воевода Пожарский приглашал на трон Русского царства кого-нибудь из родственников императора.

Более того, там же, в Ярославле, Пожарский вёл переговоры со шведами: он приглашал сесть на русский трон шведского принца Карла-Филиппа, который к этому времени захватил Новгородскую землю, провозгласил себя князем и сменил герб Новгорода на новый — теперь на нём красовались половина двуглавого орла и ключ — новгородские земли рассматривались шведами как ключ к России.

Переговоры со шведами были долгими и серьёзными: Пожарский настаивал, чтобы принц принял православие, и подначивал новгородцев тем, что они покорились иноверцу. Он отказывался присылать шведам посольство, опасаясь, что они его возьмут в заложники, и требовал, чтобы принц сам приехал в Москву короноваться.

Среди волков жить — по-волчьи выть

Рыцарские ордена всегда мечтали о захвате земель на востоке. Главной целью тевтонцев и ливонцев было покорение Руси, в Литву с XII века проникли мальтийцы, там их командорство возглавляли князья Радзивиллы. Поэтому немудрено, что образованный Пожарский был в курсе не только идей, распространённых среди «рыцарей», но и алхимической символики. Однако родины воевода Пожарский не предавал и ни на минуту не переставал быть русским, православным человеком. Просто природа щедро наградила воеводу не только способностями полководца, но и талантом дипломата, который ярко раскрылся именно в момент Смуты — войны всех против всех.

В Ярославле, собирая войско, он затеял большую игру, стараясь стравить в Прибалтике поляков со шведами. Он заманивал на престол Карла-Филиппа, но одновременно ставил невыполнимое условие — принятие православия, это на время нейтрализовало претензии шведов. В пику полякам он послал и письмо в Священную Римскую империю с приглашением на трон родни уже почившего императора. Воевода играл на соперничестве европейских держав, которое давало шанс Русскому царству сохранить независимость. Так как в стране шла гражданская война, и царские гербы были скомпрометированы самозванцами, а герб рода Пожарских был неизвестен, воевода создал печать, символы которой были известны как покойному императору-алхимику, так и его родне. Надпись на печати гласила: «Стольник и воевода и князь Дмитрий Михайлович Пожарсково Стародубсково». Всё это должно было дать знать родне Рудольфа II, что автор письма — владетельный герцог, потомок суверенов «милостью божией», родня угасшей династии Рюриковичей. Своими действиями Пожарский тянул время, не давая полякам ввести в Москву войска во главе с королём Сигизмундом и собирая полки.

Позже новый княжеский герб был скопирован с печати и стал официальным гербом ополчения, которое освободило Москву от ненавистных поляков. Как и предчувствовал Пожарский, дракон действительно оказался повержен. Между прочим, в последний момент всё едва не сорвалось: атаман Заруцкий и князь Трубецкой подослали к Пожарскому наёмных убийц. В Ярославле они в толпе попытались подобраться к воеводе, но были остановлены казаком Романом, который заслонил князя своим телом. С убийцами и предавшим его слугой князь поступил милосердно — слугу простил, а убийцам сохранил жизнь, чтобы использовать их в дальнейшем против Заруцкого.

Ему было не до мести — Пожарскому предстояла долгая и трудная задача освобождения Москвы. Битвы начались 22 августа 1612 года, но лишь 5 ноября был заключён договор о капитуляции польско-литовского гарнизона Кремля, но окончательно войско польского короля Сигизмунда было рассеяно только 21 февраля.

Пожарского — на трон

В январе 1613 года состоялись выборы нового царя. Князь Дмитрий Пожарский был в списке претендентов. Хотел ли он быть царём? Хотел. Он действительно искал престола и даже потратил на «происки» много денег. В списке претендентов значился и шведский принц Карл-Филипп, однако победил 16-летний юноша, потомок древнего боярского рода — Михаил Романов. Пожарский достойно принял поражение: на коронации юного царя он нёс державу — знак царской власти. Возможно, что выдвижение его кандидатуры тоже было особым политическим ходом.

При новом царе Пожарский вскоре впал в опалу, но потом был снова приближен ко двору. Он прожил долгую жизнь, всю жизнь служил Отечеству и умер в 1642 году. Он не был рыцарем, он был русским витязем. Перед смертью написал завещание, в котором позаботился не только о своих родных, но и крепостных — своих он повелел отпустить на волю, а тех, кого передал детям, завещал не обижать.

Комментариев: 0

avatar

Для комментирования авторизуйтесь!



Источник

Читать так же:  В Италии с 5 ноября вводится комендантский час из-за пандемии коронавируса
Оцените статью
Новости науки и медицины на Sci-Med